Особенности хронического воспаления 2

Особенности хронического воспаления 2
  • Кроме того, у мужчин аналогичное действие на иммунную систему может оказывать выявленное нами снижение андрогенной насыщенности тканей. Подтверждение этих данных было получено нами при цитологическом изучении эпителия ладьевидной ямки с целью определения андрогенной насыщенности органов-мишеней по методу О.Л. Тиктинского в модификации С.Б. Артифексова, которое показало, что практически у 80% больных мужчин опытной группы (60 человек) наблюдается преобладание цитологической картины в виде отсутствия завершения развития эпителия ладьевидной ямки с преобладанием его пара базальных форм, свидетельствующее о тканевом дефиците тестостерона. Аналогичная тенденция была установлена при тепловизионном исследовании гонадостата. Так, признаки снижения андрогенной насыщенности организма при использовании этого метода были идентифицированы у 74% мужчин. Патогенетическая сущность этого феномена была установлена нами при выборочном (п=25) определении уровней эстрадиола и прогестерона у обследованных пациентов, которое показало, что наблюдается достоверная (р <0,005) гиперэстрогенемия — 75±5 нг/мл (в норме 0—50 нг/мл) и гиперпрогестеронемия — 3,2±1,2 нг/мл (в норме 0,1—0,6 нг/мл), указывающие на блок синтеза андрогенов, хотя известно, что тестостерон и его метаболиты обладают иммуномодулирующим эффектом. Показано, что способность к активной выработке андрогенов ассоциирована с силой иммунного ответа. Кроме того, андрогены тормозят активность аутоиммунных процессов, тогда как их дефицит способствует активации последних вплоть до развития аутоиммунного орхита.

Применение препаратов

  • Проведенное нами исследование с применением препаратов андриола в дозе 120 мг/сутки и сустанона — 250 (оба препарата фирмы «Органон») по 1 мл внутримышечно однократно у 39 мужчин показало, что трехнедельная терапия сопровождается элиминацией из отделяемого уретры и эякулята условно-патогенных микроорганизмов, уменьшением, вплоть до нормализации, числа лейкоцитов и количества слизи в секретах гонад, что сопровождалось достоверным уменьшением числа рецидивов ИППП в три раза и, что особенно важно, снижением числа жалоб пациентов на боль как в гонадах, так и в суставах, уменьшением уровней аллергических проявлений и улучшением качества жизни.
  • Не исключено, что увеличение концентрации андрогенов и крови при их введении в виде лекарственных форм снижает уровень иммунодепрессии опосредованно через конкурентную блокаду эффекторов глюкокортикоидов на рецепторах.
  • Последнее время все большую популярность приобретают препараты для улучшения эрекции, такие, как, Tadarise-5Lovevitra-20Viprogra 100.
  • Кроме того, достаточно перспективной в плане разработки новых путей лечения хронического воспаления у больных с ИППП является коррекция выявленного нами достоверного снижения уровней гормонов щитовидной железы. При исследовании этих гормонов было установлено, что у 100% мужчин с хроническим воспалением и рецидивами ИППП выявилось достоверное уменьшение Т₄ — 32,91 ±9,16 при норме 60— 160 нмоль/л и Т₃ — 0,550±0,630 нмоль/л при норме 1,2—2,8 нмоль/л (р <0,001), о чем косвенно свидетельствуют и литературные данные о достаточно высокой эффективности препаратов йода при хронических формах генитального хламидиоза. Патогенез самой гипофункции щитовидной железы, выявленной нами у большинства пациентов с рецидивами ИППП, представляется весьма сложным, поскольку он может быть обусловлен недостатком поступления йода извне, особенно на фоне хронического воспалительного процесса, который существенно увеличивает потребность в йоде. Однако не исключено, что весьма существенную роль играют и ятрогенные причины, например, чрезмерно активное и длительное использование антибактериальных препаратов, тормозящих продукцию тироксина.

Гипотиреоз

  1. Латентно текущий гипотиреоз может быть результатом активации аутоиммунных процессов в самой щитовидной железе, обусловленных как воздействием патогенов на ее ткань, так и сопутствующим иммунодефицитом. Не исключено, однако, что триггером могут служить принимаемые иммуномодуляторы и, в частности, интерферон и индукторы интерферонов, роль которых в активации аутоиммунных процессом установлена. Все эти данные свидетельствуют о том, что к чрезмерному использованию антибактериальных средств и иммуномодуляторов при лечении ИППП нужно подходить очень осторожно.
  2. Важно отметить, что именно гипофункция щитовидной железы рассматривается сегодня в качестве одного из ведущих факторов развития гиперандрогенемии, гиперэстрогенемии и гипопрогестеронемии у женщин, выявленных нами в разном соотношении у 20—40% обследованных пациенток. Здесь уместно будет обсудить роль гиперэстрогенемии и гипопрогестеронемии в развитии рецидивов ИППП, поскольку в настоящее время показано, что введение больших доз эстрогенов способствует колонизации половых органов микроорганизмами, тогда как увеличение или введение прогестерона существенно тормозят этот процесс. Это позволяет рассчитывать на положительный эффект гестагенов и антиэстрогенов при лечении женщин с подобными изменениями.
  3. Существенно, однако, что у 12,5% женщин, напротив, выявлялась гипоэстрогенемия, отсутствие дефицита гестагенов и даже гиперпрогестеронемия (у 50% и 21% женщин соответственно). В этой группе наиболее патогенетически оправданным было бы использование эстрогенов, положительный эффект применения которых в виде препарата «Овестин» («Органон», Голландия) в дозе 2 мг в течение 10 дней при дисбиозе репродуктивного тракта у женщин наблюдался только у женщин с клиническими признаками гипоэстрогении или при ее выявлении в лабораторных условиях, тогда как эмпирическое назначение эстрогенов, на чем настаивает ряд исследователей, не давало должного эффекта, а, напротив, нередко сопровождалось усилением колонизации половых органов микроорганизмами.