Сценарно-неадекватная мастурбация 2

Сценарно-неадекватная мастурбация 2

Вариант подавления своих сценариев как раз и приводит к сексуальным дисфункциям. То, что происходит при обычном партнерском сексе, расходится с собственными сексуальными желаниями. Чем больше эти расхождения, тем труднее человеку возбудиться. Возникает дефицит психоэмоциональных стимулов, сценарных триггеров оргазма при этом нет. У мужчин в более легких случаях возбуждения хватает для проведения полового акта, но его недостаточно для достижения оргазма (аноргазмия). При более выраженных расхождениях нет достаточного возбуждения даже для проведения полового акта (отсутствие эрекции) или нет желания (гиполибидемия). Для профилактики слабой эрекции принимают Eregra 100Vilitra 20Tadarise 20. У женщин, в силу их способности пассивно участвовать в сношении, интегративным показателем неадекватного секса будут гиполибидемия и аноргазмия.

Вариант компенсаторного использования сценарных триггеров оргазма в параллельных сношению фантазиях является частым вариантом адаптации к данной ситуации наличия неадекватных сценарных предпочтений. Но,

  1. Во-первых, фантазировать хорошо, когда есть внутренняя сексуальная потребность (сексуальные фантазии — это проявление аппектационного поведения). А реальный секс, особенно у женщин, не всегда соответствует реальной потребности.
  2. Во-вторых, фантазии возможны, если они не диаметрально противоположны характеру реального сексуального взаимодействия. Так как возбуждение и оргазм в таком варианте достигаются за счет фантазийного моделирования сценарных триггеров оргазма параллельно сношению, то речь идет о паракоитальном оргазме за счет воображаемых сценарных триггеров.

Реализации на практике своих сценарных предпочтений в партнерском сексе

  • Вариант реализации на практике своих сценарных предпочтений в партнерском сексе является высшим, хотя не очень частым, вариантом адаптации при таких проблемах. Но реализация особых ненормативных сценариев допустима только при условии, что партнер принимает такие сексуальные сценарии. Необходима также и хорошая коммуникация. Так как возбуждение и оргазм в таком варианте достигаются за счет реального воплощения ненормативных сценарных триггеров оргазма параллельно сношению, то речь идет о паракоитальном оргазме за счет реализуемых сценарных триггеров.
  • Такой вариант адаптации в паре может быть целью и сценарно-ориентированной секстерапии, которая включает ряд этапов. Но в любом случае этот подход возможен:
  1. если партнер принимает такой сексуальный сценарий;
  2. если сексуальное поведение партнера пациента достаточно гибкое;
  3. если такой сценарий вообще можно воплотить в практику, хотя бы в символически-игровом варианте (что тоже не всегда возможно). Например, простые по игровой реализации в паре вуайеристичесие или эксгибиционистские сценарии не удается реализовать, так как нет настоящей анонимности.
  • Некоторые сценарии не принимают женщины. Например, казалось бы несложно сыграть педофильный сценарий, но женщины не принимают такую игру и даже в символически-игровом варианте. Дети — это святое, и потакать подобным потребностям партнера женщины отказываются. Но многие сценарии, если женщина их принимает, если пара достаточно креативна и если есть правильное руководство процессом (врач), реализуются на символически-игровом уровне достаточно успешно. В ряде случаев при сценарно-ориентированной секстерапии удается добиться потрясающих вариантов взаимоадаптации и гармонизации секса и отношений. Таким образом, диагностика содержательной стороны сексуальности и выявление сценарных предпочтений при мастурбации является не праздным любопытством, а имеет большое значение и при терапевтическом процессе. Точнее, поскольку причина сексуальных нарушений в указанных ситуациях не устраняется, речь идет о компенсаторно-заместительных методах реабилитации (не устранение особого сценария, а адаптация к нему). По содержанию неадекватные сексуальные сценарии могут быть основаны на задержках или искажениях ПСР.
  • У женщин нередко имеют место задержки ПСР на романтической стадии. Такая фиксация у взрослой женщины позволяет расценивать это как искажение ПСР в виде неадекватно-романтических сценарных предпочтений. Все люди проходят (в норме) стадию формирования романтического либидо, и у всех этот компонент присутствует. Но этот компонент должен дополняться более зрелыми эротическими и сексуальными компонентами. Они должны не конкурировать, а взаимно дополнять и обогащать друг друга. Но при неадекватно-романтических сценариях они противопоставляются и конкурируют с более зрелой сексуальностью. Оставаясь на уровне подростковой романтичности, такая женщина не может наслаждаться телесными аспектами зрелой (генитальной и коитальной) сексуальности. Естественные проявления романтических компонентов секса при неадекватно-романтических сценариях крайне гипертрофированы и не соответствуют реальности.
  • Это блокирует восприятие естественного партнерского секса, не позволяет наслаждаться реальной человеческой сексуальностью и порождает конфликты между данными аспектами сексуальности. Крайне высокий уровень романтически-эмоционально-любовных ожиданий и притязаний не оправдывается. Такие эмоции или недостижимы, или бывают как кратковременный пик любовных отношений. Но пик на то и пик, что долго не длится, иначе он переходит в плато. Как ни печально, но не бывает вечного пика эмоций, вечной волшебной сказки и вечного праздника, реальная жизнь проще и будничнее (но это не значит хуже). Искажения ПСР по типу неадекватно-романтических сценариев — это частый вариант коитально-неадекватных сексуальных сценариев у женщин, не соответствующих реалиям повседневной сексуальной жизни. Хорошо, если женщине удается адаптироваться к реальному сексу, компенсаторно дополняя его эротическими фантазиями на тему чрезмерно (неадекватно) выраженных романтических сценариев, т. е. использовать воображаемые сценарные триггеры.
  • Из других сценарных нарушений ПСР у женщин нередко выявляются мазохистические (женские гиперролевые) сценарии, в том числе фантазии с сексуальным насилием. При этом мазохистические сценарии женщин обычно принципиально отличаются от вычурных мазохистических сценариев у мужчин, у которых такие предпочтения могут иметь формальный и эмоционально выхолощенный, навязчивый и ритуальный характер. Кроме того, мазохизм у мужчин это:
  1. трансролевое нарушение;
  2. причем это гиперролевой вариант трансролевого поведения. То есть мазохизм у мужчин достаточно глубокая личностная проблема.

Женский мазохизм

А «женский мазохизм» не носит трансролевого характера, он обычно не такой ядерный.

  1. Во-первых, мазохистические сексуальные предпочтения у женщин — это гиперролевое поведение их собственного пола. Это говорит о незрелой сексуальности, о задержке ПСР женщины на полоролевой стадии, когда половые роли усваивались, и усваивались в утрированно-гиперролевом варианте. Фиксация женских гиперролевых мазохистических сценариев свидетельствует или об общем инфантилизме личности, или об изолированной задержке ПСР женщины на полоролевой стадии.
  2. Во-вторых, что особенно важно, у женщин мазохистические предпочтения чаще всего носят психологически-защитный, компенсаторный характер. Это характерно для наличия программы «секс — грязен, страшен, греховен, и хорошие девочки такими глупостями не занимаются». Но если секс грязен и греховен, то женщина свое сексуальное желание маскирует как бы вынужденным участием в сексе, она как бы подчиняется мужской активности и насилию. Это снимает у нее чувство вины (вынуждена — значит, не виновата) и, соответственно, позволяет ей расслабиться, возбудиться и получить удовольствие. У мужчин тоже возможны защитные функции мазохизма, но при этом у них есть глубокие трансролевые искажения, чего нету женщин.
  • Такие мазохистические сценарии могут воплощаться не только в эротических фантазиях, они могут подталкивать женщин и к реальному использованию на практике соответствующих ролевых (доминантно-субмиссивных или даже явно садомазохитических) сексуальных игр — реализация сценарных триггеров оргазма. Это позволяет таким женщинам достаточно сильно возбудиться в сексе. Но это же оборачивается их установкой на потребность в сексуальнодоминантном поведении мужчины, чему партнер не всегда соответствует. Это бывает причиной сексуально-поведенческой дезадаптации в паре. Социальные роли оказались более гибкими, чем консервативные половые роли. Социально-ролевое поведение женщины изменилось за XX век очень существенно. В результате нередко встречаются парадоксальные ситуации. В сфере социальных и семейных ролей такая женщина может доминировать, может иметь более высокий статус, может победить мужа в борьбе за лидерство, и ее это вполне устраивает. Но в сфере сексуальных ролей она рассчитывает на традиционную полоролевую доминантность мужчины, она ждет инициативы и лидерства от мужа. Но он, сдав лидерство женщине, сдает его и в сексе. И, оказавшись в постели, он чрезмерно ориентируется на жену и не может проявить свою традиционную мужскую ролевую сексуальную власть. Выясняя настроения и желания жены, он лишает ее ощущения, что она безвинная жертва мужской сексуальной агрессии. Таких женщин вопросы типа: «Ты сегодня хочешь?, Мы сегодня будем...?» могут просто бесить.